История оптических прицелов (архив) - FORTUNA.ARMY
История оптических прицелов (архив)

Кто ни будь, задумывался над тем, как плотно вошли в жизнь военных и охотников оптические прицелы? Не одно уважающее себя спецподразделение не отправится в рейд без поддержки снайпера, основой оружия которого является оптический прицел. Опытный охотник, выезжая на сафари со своим карабином, обязательно возьмет с собой и оптику к нему, ведь это увеличит  шансы добыть ценный трофей. А любитель пневматических винтовок спит и видит, как на любимый Hatsan установлен Leupold VX-R 3-9x50mm. 

Сегодня стрельбу на дистанции свыше трехсот-четырехсот метров, трудно представить без оптического прицела. При этом мало кому известно, что этому чуду механики и оптики уже свыше ста восьмидесяти лет. Сама идея установки подзорной трубы на оружие возникла еще в начале восемнадцатого века во Франции, результат получился неожиданным — дорогостоящая подзорная труба (а стоила она как хорошая лошадь) просто разлетелась от отдачи после первого выстрела. Французы не унывали и экспериментировали еще пару лет, даже получили прочный прицел, но оказалось, что видно все же плоховато, при выстреле прицел сбивается, да и ружья стреляют не так уж и точно – при отсутствии нарезного ствола пули имели отвратительную баллистику (попасть в человека с четырех сотен шагов становилось непосильной задачей).

В произведении «Oculus Artificiales Teledioptricus», датированном 1702 годом, описывается ружейный прицел, состоящий из четырех линз и стеклянного диска с выгравированной в центре точкой, служащей прицельным приспособлением. Фридрих Великий записал в своем дневнике в 1737 году, что стрелял из нарезного ружья, оснащенного телескопическим прицелом. В общем, идею забыли надолго в виду несовершенства оружия того времени.

Рекомендуем ознакомиться с ТОП-5 оптических прицелов на нашей электронной витрине.

Успеха в построении более неприхотливого прицела и установке его на очень длинноствольное оружие (почти два метра длинной) добились Английские оружейники в самом конце восемнадцатого века. Они применили систему открытых линз расставленных на различном расстоянии друг от друга, в качестве прицельной сетки выступал шарик, установленный на стойку. Результатом стало почти четырехкратное увеличение, что позволяло попасти в грудь человеку почти с пятисот шагов. 

Согласитесь — это очень неплохо для тех лет. Свои минусы тоже присутствовали. Стекла были не лучшего качества, медные стойки, в которые крепились линзы, получились крайне хрупкими, что при транспортировке требовало их демонтажа и перевозки в отдельном футляре, для точного выстрела применялись только тщательно обработанное и сбалансированные пули, стоящие очень дорого. Всего под заказ изготовили двенадцать таких ружей, которые осели в руках Английской аристократии, последнее из них было утеряно в годы Второй Мировой Войны в Берлине.  

Успеха в совершенствовании оптических прицелов неожиданно добились Американцы, в то время они знали толк в оружии и умели его изготавливать на очень высоком уровне. В тридцатых годах девятнадцатого столетия именно они додумались поставить на дульнозарядные кентуккские винтовки образца 1812г доработанные «французские» телескопы в медном корпусе.

Точность такой «wunderwaffe» несмотря на заряжание дымным порохом, оказалась не хуже, чем у современных снайперских винтовок благодаря очень длинному стволу и нарезам по всей его длинне. Правда, только на дистанциях не свыше шестисот шагов – сказывалось отсутствие нормальных боеприпасов и конструктивные недостатки винтовки. Кроме этого, длина прицела достигала восьмидесяти сантиметров при весе более чем в два килограмма, а о регулировках в горизонтальной и вертикальной плоскостях вообще не могло быть и речи. 

В тысяча восемьсот пятидесятом году, впервые итальянский инженер-оптик Игнацио Порро (Ignazio Porro) применил на «оружейных телескопах обращающиеся призмы». При использовании в прицеле двойной призмы Порро его габариты уменьшались на треть, тогда же появляется и привычное нам перекрестье прицела из двух пересекающихся в центре линий. Позже призматическую коленчатую трубу усовершенствуют иностранец Э. Аббе, а затем и К.Цейс в Германии, но будет это только через пятьдесят лет. 

В боевых действиях это оружие пока не применялось и сохраняло за собой статус этакой экзотики доступной только богачам и выпускаемой штучно. Так продолжалось недолго. В тысяча восемьсот шестьдесят первом году начинается гражданская война в США, где стрелки с такими винтовками начинают принимать непосредственное участие в сражениях. Первым инициатором создания отряда снайперов был полковник армии Севереян — Бердан (изобретатель систем однозарядных винтовок под унитарный патрон центрального воспламенения с металлической гильзой и дымным порохом, состоявших на вооружении в Российской Империи во второй половине XIX века. – так называемой «Берданки»). Южанами в Британии тоже закупаются капсульные винтовки Витвора с полигональной нарезкой ствола, снабженные телескопическими прицелами. Такая винтовка выдавала поразительные результаты по точности боя – на 165 метрах стрелок был способен попасть в круг диаметром 5 сантиметров, максимальная дальность прицельного выстрела равнялась восьмистам шагам. В тысяча восемьсот восьмидесятом году, иностранец Август Фидлер (Стронсдорф) создает первый специализированный оптический прицел с универсальным креплением под любое ружье, конструкция созданного им прицела популярна и сегодня. Используют оптические прицелы и в англо-бурской войне 1898—1901г, но в связи с их большой стоимостью и проблемой надежности креплений успеха там такое оружие не приобретает. Зато становятся популярными в Русско-Японской войне.

Вплоть до первого десятилетия двадцатого века оптика все равно остается штучным и очень дорогим товаром. Все меняет Карл Роберт Калес основавший в Вене массовое производство оптических прицелов для винтовок. Хоть и собираемые вручную, в тысяча девятисотом году они были поставлены на поток. Покупателю предлагались целых пять вариантов прицелов с различной кратностью увеличения. А спустя четыре года появился прицел с возможностью внесения поправок по вертикали. Стоимость прицела снижается почти в четыре раза, что привлекает не только охотников, но и военных.

В тысяча девятьсот четырнадцатом году появляется отдельная ветка так называемых «открытых» оптических прицелов, в основу которых легли разработки Англичан конца восемнадцатого века.  Именно открытый прицел системы Дюркоп спустя всего пару лет станет основой «коллиматорных прицелов». Этот прицел представлял собой всего две линзы в стальной оправе. Первая располагалась на стволе между мушкой и целиком, вторая ставилась перед целиком. Итогом стало двойное увеличение. Такой прицел мог быть легко снят и после повторной установки не требовал приведения к точному бою, а самое главное он стоил сущие копейки. На вооружение его так и не приняли по неизвестным причинам. По неподтвержденным данным (лишь отрывочным упоминаниям) Русские тоже пытались сделать прицел подобный прицелу Дюркоп. «Русское чудо» оказалось хоть и функциональным, но показывало перевернутое изображение. Дорабатывать такой прицел не стали и попросту прекратили разработки. 

К двадцатым годам ажиотаж на прицелы уменьшается, единственной страной продолжающей их разработки остается Германия. Но после революции и гражданской войны в России «»промысел»  метких стрелков» активно стал развиваться в системах ВЧК, ОГПУ, НКВД. Для этого были собраны лучшие стрелки по всей СССР, конструкторам было дано задание усовершенствовать оружие и боеприпасы, закупались и лучшие зарубежные образцы, как оружия, так и оптики. Своего производства оптико-механических приборов в СССР тогда попросту не существовало, поэтому лицензии и оборудование для их изготовления закупили в Германии. С тридцатых годов был налажен самостоятельный выпуск прицелов.

Спустя пару лет, на немецких прицелах советские инженеры изменили конструкцию поправочных механизмов,  что позволило выпускать прицелы уже под своим индексом ПЕ (прицел Емельянова). Несмотря на нововведения, оптическая система в прицеле осталась без изменений. 

Вторая Мировая Война в полной мере раскрывает потенциал снайперов как  боевой единицы, при этом становится понятно несовершенство русской оптики по отношению к немецкой. 

Осуществляются даже целые охоты на немецких снайперов, пользующихся прицелами последних разработок. Копировать их удавалось, но качество уступало исходникам – сказывалось устаревшее оборудования и плохие знания в просветлении оптики. В сорок пятом году Американцы снова удивляют мир и создают первый массовый ночной оптический прицел, который успешно применят в конфликте с Японией. В тысяча девятьсот сорок девятом Фредерик Калес делает очередной прорыв – оптический прицел с переменной кратностью.

Начиная с середины пятидесятых в СССР особых работ по разработкам оптических прицелов для оружия не ведется, все усилия направляют на конструирование оптики для военной техники, авиации и космических спутников. На вооружение армии принимают неприхотливые прицелы ПСО-1 как универсальные. Позже появятся и другие модели, но такой популярности они не приобретут. У западных военных с прицелами тоже было не очень, однако разведка США не гнушалось воровать разработки у гражданских компаний, в том числе и европейских отдавая их «подшефной» Leupold & Stevens которая выполняла заказы министерства обороны США. К концу семидесятых военные США вообще прекратили финансирование разработок собственных прицелов и стали покупать то, что предлагают гражданские компании или давать им заказы на конкретное оптическое оборудование. 

Информация о прицелах в нашей расширенной статье — инфографике, выбирайте лучшее с нашими рекомендациями.

В семьдесят втором году, компания «Калес» патентует многослойное просветление оптики, и доводит кратность прицелов до 20х. Такой прорыв становится возможным благодаря компьютерам, которые за конструкторов просчитывали характеристики линз и их положение в прицеле. 

Возможность расчета данных на компьютере практически исключает из процесса изготовления прицела опытных математиков и физиков, фирмы по производству оптики начинают плодиться как грибы после дождя. Кратность увеличения за несколько лет вырастает до 40х, отдельные экспериментаторы выпускают прицелы с увеличением 50х и даже 65х, впрочем, последние получаются очень непрактичными в силу отсутствия оптической стабилизации. Военные блока НАТО даже теряются в выборе, хватаясь за различные новинки. А в СССР в это время гордо подняв голову используют ПСО-1 говоря о его превосходных характеристиках и светосиле. Даже Израиль  откопав в архивах чертежи прицела системы Дюркоп, начинает выпуск прицела Элбит «Сокол» (Elbit «Falcon») выдавая его за собственную разработку.

Прицел Элбит «Сокол»

После распада СССР работы по конструированию оптики вообще прекращаются, и лишь с середины девяностых наша страна берется за этот вопрос всерьез. Появляются такие выдающиеся разработки как специальные  прицелы «Антиснайпер» серии 1ПН106, способные обнаружить за минуту до 5 замаскированных снайперов. 

1ПН106

А так же очень продвинутый ночной оптический  прицел «Сарацин». Прицелы получаются компактными  и технически продвинутыми. Вот только стоимость производства таких «обвесов» не по карману армии, и в войска их поставляют очень малыми партиями. 

«Сарацин»

Сегодня оптическое приборостроение переживает очередной взлет, в мир выходят оптоэлектронные прицелы, рассчитывающие траекторию пули за стрелка на дистанции до километра. Такие новинки возмущают профессионалов. Это ведь и понятно, с такой оптикой снайпером станет каждый, кто умеет нажимать на кнопки и немного стрелять. Но когда дело доходит до дистанций в полтора километра и более никакая электроника не сможет заменить интуицию и мастерство настоящего профессионала. Вот тут снова приходится думать конструкторам, мучая суперсовременные компьютеры задачами как улучшить светосилу и стабилизировать изображение…а желательно вообще избавится от стрелка…

Наша компания занимается предоставлением услуг маркетинга для компаний занимающихся товарами двойного назначения.

Оптические прицелы:

Request a call back
Translate »